«В наш дом попала бомба, жить негде, есть нечего», - Людмила Евстигнеева вспоминает свое нелегкое военное детство

79 лет назад началась Великая Отечественная война. В то время Людмиле Ивановне Евстигнеевой было всего четыре года. Но несмотря на юный возраст, события того времени она запомнила на всю жизнь и сегодня расскажет о них в нашей традиционной рубрике «Они выросли на войне».

Людмила Евстигнеева, ребёнок войны: «Началась война, отец ушел в армию, призвали, тогда всех призывали. Сначала их взяли на месяц, потом отпустили, и вот он пришел и говорит - все Тоня, готовь вещи! И так пошел на фронт. Мама работала посудомойкой в гарнизоне, а мы через дорогу, наш дом.  Потом бои начались, стрельба, люди бегут, стреляют немцы, и там женщины бегут все. Нам говорят, девочки ложитесь! Голод начался уже наверное, в гарнизоне там все равно кормят, и нас мама…мы придем, туда нельзя, а есть хочется, мама вынесет нам, чего не доедят там солдатики, мы доедали. У нас влетел снаряд в окно, и разбомбил всю квартиру, где мы жили. Нам идти было некуда. Проснулись от грохота и вот ушли мы, мама нашла сторожку где-то на кладбище, и мы перешли туда жить. Там мы жили не знаю сколько, она не отапливалась, там ничего не было, мать искала вещи, чтобы готовиться поехать на родину на свою. Мы три месяца там прожили, а потом три месяца мы шли, это мама шла на свою Родину. И вот что с нами случалось по дороге, всякие приключения. То немец нас остановил, а мама двоих нас на санках везла. И вот немец ногами в канаву, у меня нос разбил, мама плачет, закрывает нас спиной своей, чтоб мы не видели. А второй немец вышел из машины, заругался по своему, и вынес буханку хлеба нам, и говорит, киндрикам отдай. Я пока ехали уже и немецкий то выучила. Ночевали где придется, на снегу, у мамы две перины взято с собой, расстелем на снегу, так и спали, а то где-то в стогу. Мать выпросилась на ночлег ей разрешили, женщина и говорит, вези. Мама кинулась к санкам - санки пустые, я вывалилась с санок, я бы уже не проснулась наверное бы, я замерзать стала, я поднимала голову, кричала, меня никто не слышал. Хозяин говорит, не переживай, сейчас поищем, так меня даже хозяева не пустили, на печку оставили меня ночевать, я замороженная вся. Приехали мы в свой дом к маме. Приехали, мать и говорит откуда ты будешь? Она даже и не узнала мою мать. «Мама ты что ж не узнаешь меня», как сцепились плакать, бабка засуетилась, слава Богу на месте. Там было много всего, но мне не упомнить. К нам пришли немцы, нашу деревню сожгли, сначала тихо жили, нас не обижали. Иногда остается что-то в котлах, они ребятишкам отдавали. Когда они отступали, а там в деревне много партизан, то они взорвали печки, а потом сожгли, дома подожгли. Только наш дом уцелел, потому что на краю был и нам пришлось уехать в Прибалтику».

Мария Саханенок

«В наш дом попала бомба, жить негде, есть нечего», - Людмила Евстигнеева вспоминает свое нелегкое военное детство

«В наш дом попала бомба, жить негде, есть нечего», - Людмила Евстигнеева вспоминает свое нелегкое военное детство

79 лет назад началась Великая Отечественная война. В то время Людмиле Ивановне Евстигнеевой было всего четыре года. Но несмотря на юный возраст, события того времени она запомнила на всю жизнь и сегодня расскажет о них в нашей традиционной рубрике «Они выросли на войне».

Людмила Евстигнеева, ребёнок войны: «Началась война, отец ушел в армию, призвали, тогда всех призывали. Сначала их взяли на месяц, потом отпустили, и вот он пришел и говорит - все Тоня, готовь вещи! И так пошел на фронт. Мама работала посудомойкой в гарнизоне, а мы через дорогу, наш дом.  Потом бои начались, стрельба, люди бегут, стреляют немцы, и там женщины бегут все. Нам говорят, девочки ложитесь! Голод начался уже наверное, в гарнизоне там все равно кормят, и нас мама…мы придем, туда нельзя, а есть хочется, мама вынесет нам, чего не доедят там солдатики, мы доедали. У нас влетел снаряд в окно, и разбомбил всю квартиру, где мы жили. Нам идти было некуда. Проснулись от грохота и вот ушли мы, мама нашла сторожку где-то на кладбище, и мы перешли туда жить. Там мы жили не знаю сколько, она не отапливалась, там ничего не было, мать искала вещи, чтобы готовиться поехать на родину на свою. Мы три месяца там прожили, а потом три месяца мы шли, это мама шла на свою Родину. И вот что с нами случалось по дороге, всякие приключения. То немец нас остановил, а мама двоих нас на санках везла. И вот немец ногами в канаву, у меня нос разбил, мама плачет, закрывает нас спиной своей, чтоб мы не видели. А второй немец вышел из машины, заругался по своему, и вынес буханку хлеба нам, и говорит, киндрикам отдай. Я пока ехали уже и немецкий то выучила. Ночевали где придется, на снегу, у мамы две перины взято с собой, расстелем на снегу, так и спали, а то где-то в стогу. Мать выпросилась на ночлег ей разрешили, женщина и говорит, вези. Мама кинулась к санкам - санки пустые, я вывалилась с санок, я бы уже не проснулась наверное бы, я замерзать стала, я поднимала голову, кричала, меня никто не слышал. Хозяин говорит, не переживай, сейчас поищем, так меня даже хозяева не пустили, на печку оставили меня ночевать, я замороженная вся. Приехали мы в свой дом к маме. Приехали, мать и говорит откуда ты будешь? Она даже и не узнала мою мать. «Мама ты что ж не узнаешь меня», как сцепились плакать, бабка засуетилась, слава Богу на месте. Там было много всего, но мне не упомнить. К нам пришли немцы, нашу деревню сожгли, сначала тихо жили, нас не обижали. Иногда остается что-то в котлах, они ребятишкам отдавали. Когда они отступали, а там в деревне много партизан, то они взорвали печки, а потом сожгли, дома подожгли. Только наш дом уцелел, потому что на краю был и нам пришлось уехать в Прибалтику».

Мария Саханенок

Поделиться

Телевидение

Logo R1 Pskov 2017 Logo R24 Pskov 2017