О том, как домом во время войны стали окоп и старый блиндаж, рассказал житель Опочецкого района Михаил Михайлов

Мы продолжаем цикл сюжетов о тех, кто вырос в суровые военные годы. Сегодняшний герой родом из Опочецкого района. Война пришла, когда ему не исполнилось и года. Пришлось пережить и ужасы оккупации, и ночи в землянке, и послевоенный голод. О детстве, которого не было - Виталий Михайлов.

"Коси коса, пока роса" - таким девизом начинается каждое летнее утро жителя деревни Лобово Михаила Михайлова. Несмотря на возраст - а ему уже почти 80 - траву косит старым дедовским способом - вручную. Говорит, махнешь косой - и будто переносишься в детство, когда вот так же в поле работал его отец и односельчане. Но сначала была война. Когда его родную деревню Наклы заняли оккупанты, Михаилу Алексеевичу не исполнился даже год.

«Я помню, что в нашем доме стояли немцы, стояли долго, спали на полу. Чтоб они меня обижали - такого не помню, такого вроде бы не было. Но отец возле дома выкопал окоп», - вспоминает Михаил Михайлов.

Этот окоп маленькому Мише, его брату, двум сестрам и родителям станет домом на 3 долгих года. Всю деревню вместе с их избой фашисты, отступая, сожгут в июле 44-го. Однако ютиться в окопе на пепелище многодетной семье было не удобно. Тогда Михаил с семьей "переехал" в более комфортное жилье - немецкий блиндаж в соседней деревне Ржавки.

- Примерно в этом месте. Он представлял собой сруб из дерева, который был прирыт землей. В нем была небольшая чугуночка и скамейка. Дверь и одно небольшое окошко.

Мать каждый день уходила работать в колхоз, брат и сестры - в школу, а Миша, как самый маленький оставался за хозяина. В их новом подземном жилище было полно мышей, которых 4-летний малыш боялся. Поэтому предпочитал присматривать за домом снаружи. На улице встретил и весть о Победе.

«Это было 9 мая - родители сажали картошку на огороде. Ну как сажали - запрягались в плуг 5-6 женщин, а сзади за плугом шел мужчина - инвалид, как правило, или старый-старый человек. Почтальон бежал и кричал. Оказалось: Победа! Люди все собрались в кучу - все радовались, плакали и в общем, радость со слезами на глазах...», - рассказывает Михаил Михайлов.

Вернувшийся с фронта отец, перевезет блиндаж в родную деревню - и сложит из него миниатюрную избушку, в которой семья проживет ещё несколько лет. Пока не построит новый дом. Послевоенное время маленький Миша запомнит на всю жизнь. Прежде всего, из-за голода. В еду шло буквально всё.

- Вот например, трясушки у нас назывались - вот так мы срывали, собирали ведро трясушек, сушили и потом мололи на жерновах. И из этих трясушек мы пекли хлеб.

Родители, работая в колхозе, как могли тянули детей. Две сестры Михаила уехали жить в Ленинград. Сам он поступил в Железнодорожный техникум, потом институт, вернулся в родные края. И стал директором – сначала деревянного клуба, а потом – новенького Дома культуры. Где отработает больше 30 лет.

- Да, порой недоедали мы, конечно. Но было весело! Все дружили, собирались в клубе, собирались на деревне. Дружные были! Бывало, шли на покос - и там варили кашу. И родители даже нам чашку каши приносили. Поддержка была!

Были б силы – сам бы пошёл поднимать село. Но пока ограничивается собственным приусадебным участком, да личной пасекой. С остальным – надеется – помогут уже внуки и правнуки войны.

Виталий Михайлов, Андрей Морозов

О том, как домом во время войны стали окоп и старый блиндаж, рассказал житель Опочецкого района Михаил Михайлов

О том, как домом во время войны стали окоп и старый блиндаж, рассказал житель Опочецкого района Михаил Михайлов

Мы продолжаем цикл сюжетов о тех, кто вырос в суровые военные годы. Сегодняшний герой родом из Опочецкого района. Война пришла, когда ему не исполнилось и года. Пришлось пережить и ужасы оккупации, и ночи в землянке, и послевоенный голод. О детстве, которого не было - Виталий Михайлов.

"Коси коса, пока роса" - таким девизом начинается каждое летнее утро жителя деревни Лобово Михаила Михайлова. Несмотря на возраст - а ему уже почти 80 - траву косит старым дедовским способом - вручную. Говорит, махнешь косой - и будто переносишься в детство, когда вот так же в поле работал его отец и односельчане. Но сначала была война. Когда его родную деревню Наклы заняли оккупанты, Михаилу Алексеевичу не исполнился даже год.

«Я помню, что в нашем доме стояли немцы, стояли долго, спали на полу. Чтоб они меня обижали - такого не помню, такого вроде бы не было. Но отец возле дома выкопал окоп», - вспоминает Михаил Михайлов.

Этот окоп маленькому Мише, его брату, двум сестрам и родителям станет домом на 3 долгих года. Всю деревню вместе с их избой фашисты, отступая, сожгут в июле 44-го. Однако ютиться в окопе на пепелище многодетной семье было не удобно. Тогда Михаил с семьей "переехал" в более комфортное жилье - немецкий блиндаж в соседней деревне Ржавки.

- Примерно в этом месте. Он представлял собой сруб из дерева, который был прирыт землей. В нем была небольшая чугуночка и скамейка. Дверь и одно небольшое окошко.

Мать каждый день уходила работать в колхоз, брат и сестры - в школу, а Миша, как самый маленький оставался за хозяина. В их новом подземном жилище было полно мышей, которых 4-летний малыш боялся. Поэтому предпочитал присматривать за домом снаружи. На улице встретил и весть о Победе.

«Это было 9 мая - родители сажали картошку на огороде. Ну как сажали - запрягались в плуг 5-6 женщин, а сзади за плугом шел мужчина - инвалид, как правило, или старый-старый человек. Почтальон бежал и кричал. Оказалось: Победа! Люди все собрались в кучу - все радовались, плакали и в общем, радость со слезами на глазах...», - рассказывает Михаил Михайлов.

Вернувшийся с фронта отец, перевезет блиндаж в родную деревню - и сложит из него миниатюрную избушку, в которой семья проживет ещё несколько лет. Пока не построит новый дом. Послевоенное время маленький Миша запомнит на всю жизнь. Прежде всего, из-за голода. В еду шло буквально всё.

- Вот например, трясушки у нас назывались - вот так мы срывали, собирали ведро трясушек, сушили и потом мололи на жерновах. И из этих трясушек мы пекли хлеб.

Родители, работая в колхозе, как могли тянули детей. Две сестры Михаила уехали жить в Ленинград. Сам он поступил в Железнодорожный техникум, потом институт, вернулся в родные края. И стал директором – сначала деревянного клуба, а потом – новенького Дома культуры. Где отработает больше 30 лет.

- Да, порой недоедали мы, конечно. Но было весело! Все дружили, собирались в клубе, собирались на деревне. Дружные были! Бывало, шли на покос - и там варили кашу. И родители даже нам чашку каши приносили. Поддержка была!

Были б силы – сам бы пошёл поднимать село. Но пока ограничивается собственным приусадебным участком, да личной пасекой. С остальным – надеется – помогут уже внуки и правнуки войны.

Виталий Михайлов, Андрей Морозов

Поделиться

Материалы по этой теме