Псковичка Антонина Молдавская пишет мемуары о тяжелом военном детстве

Мемуары о своём военном детстве пишет псковичка Антонина Молдавская. Писать она начала несколько лет назад. Старалась, чтобы в них вошли все моменты её трудного детства и послевоенной юности. Но за ручку и бумагу Антонина Фёдоровна взялась не случайно. Наш корреспондент Ирина Медвёдкина узнала, зачем женщине мемуары и о чём она в них рассказала.

- Видите, как я пишу.

Её пальцы еле слушаются. Каждая буква Антонине Молдавской дается с большим трудом. Но она дала слово своей правнучке.

- Правнучка мне, бабушка, а я потом забуду, а ты напиши. И я стала писать. Это я для неё. Ей сейчас 13 лет. Хорошая девчонка. Это я написала для неё. Надо же, чтобы люди знали.

Мемуары о своем военном детстве и послевоенной жизни, говорит Антонина Молдавская, активно писала, пока не заболели руки. Успела почти всё. Когда началась война, Антонине Фёдоровне было десять лет.

АНТОНИНА МОЛДАВСКАЯ: «Немцы пришли. Въехали на студебеккерах. Большие машины, шириной с нашу комнату. Такие рукава засученные. Мы побежали смотреть, что такое немец. Они бросали вот такие тюбики с конфетами. Мы делили их на всех. Было пока тихо».

А потом началось. Немцы стали зверствовать, вспоминает Антонина Фёдоровна. Многие жители Пскова, в том числе и ее семья, хотели уйти к партизанам в Дедовичский район. Но фашисты стали разорять и сжигать деревни как раз с той стороны Пскова, где проходили дороги в партизанский край. Уйти не удалось. Жили в осажденном городе. Однажды всю ее семью схватили, привезли на вокзал, посадили в эшелон.

АНТОНИНА МОЛДАВСКАЯ: «Нас привезли в Алитус. Сошел весь эшелон и повели. Привели в лагерь. Что там было написано, я не знаю. Но нас привели в такой барак, что одна наша псковская женщина ахнула и сошла с ума».

В этом литовском концлагере от сыпного тифа умерла мама Антонины Фёдоровны, а затем и младший братик. Их осталось трое детей и отец.

АНТОНИНА МОЛДАВСКАЯ: Ходили уже слухи, что где-то убивают. Поднимается стол, душат. Сжигают. Все это было. Мы все это знали. И понимаете, все это время мы становились какими-то ненормальными. Нам было уже все равно».

Потом они попали в другой лагерь на территории Литвы, куда выселили многодетные семьи. Они жили в шалашах. Еды не было. Антонина Фёдоровна вместе с сестрой добывали еду для младшей сестренки. Им посчастливилось познакомиться с семьей, которая стала помогать пленным с едой.

АНТОНИНА МОЛДАВСКАЯ: «Если вам что-то надо, приходите в этот хутор, моя хозяйка вам все даст. И мы в этот хутор ходили как на работу. Когда нам чего не хватает, мы идём».

Сколько времени провели в этом лагере, Антонина Фёдоровна не знает. Говорит, самое главное, что они остались живы. Дождались освобождения этой территории нашими войсками. А потом много месяцев пешком шли из Литвы через Белоруссию обратно в Псков.  

- Эта книга посвящается моей правнучке Стрельниковой Полине.

Ирина Медвёдкина, Юрий Ильин "Вести-Псков"

 

Псковичка Антонина Молдавская пишет мемуары о тяжелом военном детстве

Псковичка Антонина Молдавская пишет мемуары о тяжелом военном детстве

Мемуары о своём военном детстве пишет псковичка Антонина Молдавская. Писать она начала несколько лет назад. Старалась, чтобы в них вошли все моменты её трудного детства и послевоенной юности. Но за ручку и бумагу Антонина Фёдоровна взялась не случайно. Наш корреспондент Ирина Медвёдкина узнала, зачем женщине мемуары и о чём она в них рассказала.

- Видите, как я пишу.

Её пальцы еле слушаются. Каждая буква Антонине Молдавской дается с большим трудом. Но она дала слово своей правнучке.

- Правнучка мне, бабушка, а я потом забуду, а ты напиши. И я стала писать. Это я для неё. Ей сейчас 13 лет. Хорошая девчонка. Это я написала для неё. Надо же, чтобы люди знали.

Мемуары о своем военном детстве и послевоенной жизни, говорит Антонина Молдавская, активно писала, пока не заболели руки. Успела почти всё. Когда началась война, Антонине Фёдоровне было десять лет.

АНТОНИНА МОЛДАВСКАЯ: «Немцы пришли. Въехали на студебеккерах. Большие машины, шириной с нашу комнату. Такие рукава засученные. Мы побежали смотреть, что такое немец. Они бросали вот такие тюбики с конфетами. Мы делили их на всех. Было пока тихо».

А потом началось. Немцы стали зверствовать, вспоминает Антонина Фёдоровна. Многие жители Пскова, в том числе и ее семья, хотели уйти к партизанам в Дедовичский район. Но фашисты стали разорять и сжигать деревни как раз с той стороны Пскова, где проходили дороги в партизанский край. Уйти не удалось. Жили в осажденном городе. Однажды всю ее семью схватили, привезли на вокзал, посадили в эшелон.

АНТОНИНА МОЛДАВСКАЯ: «Нас привезли в Алитус. Сошел весь эшелон и повели. Привели в лагерь. Что там было написано, я не знаю. Но нас привели в такой барак, что одна наша псковская женщина ахнула и сошла с ума».

В этом литовском концлагере от сыпного тифа умерла мама Антонины Фёдоровны, а затем и младший братик. Их осталось трое детей и отец.

АНТОНИНА МОЛДАВСКАЯ: Ходили уже слухи, что где-то убивают. Поднимается стол, душат. Сжигают. Все это было. Мы все это знали. И понимаете, все это время мы становились какими-то ненормальными. Нам было уже все равно».

Потом они попали в другой лагерь на территории Литвы, куда выселили многодетные семьи. Они жили в шалашах. Еды не было. Антонина Фёдоровна вместе с сестрой добывали еду для младшей сестренки. Им посчастливилось познакомиться с семьей, которая стала помогать пленным с едой.

АНТОНИНА МОЛДАВСКАЯ: «Если вам что-то надо, приходите в этот хутор, моя хозяйка вам все даст. И мы в этот хутор ходили как на работу. Когда нам чего не хватает, мы идём».

Сколько времени провели в этом лагере, Антонина Фёдоровна не знает. Говорит, самое главное, что они остались живы. Дождались освобождения этой территории нашими войсками. А потом много месяцев пешком шли из Литвы через Белоруссию обратно в Псков.  

- Эта книга посвящается моей правнучке Стрельниковой Полине.

Ирина Медвёдкина, Юрий Ильин "Вести-Псков"

 

Поделиться

Телевидение

Logo R1 Pskov 2017 Logo R24 Pskov 2017