То, о чём не рассказывали. Как восстановить историю родственников узников концлагерей?

11 апреля в Пскове традиционно отметили Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Накануне телезрительница обратилась к нам с просьбой помочь восстановить историю семьи. Она уже 20 лет собирает воспоминания родных о жизни в немецкой оккупации и концлагерях. Воссоздать историю помогала Регина Кадырова.

— Вдруг подходит учительница немецкого языка к нему, говорит: «Виталий, вы в чёрном списке, если хоть кто-то на тебя пальцем укажет, тебя арестуют и казнят».

Историю семьи Елена Краснова узнавала постепенно, по кусочкам. Если её отец был партизаном и о своём военном прошлом хоть и с грустью, но вспоминал. То его родители и братья о своём заключении в концлагерях предпочитали молчать. Ведь сразу после освобождения оказалось: насильно работать на немцев - то же самое, что предать Советский Союз.

«Когда мне было 6 лет, практически 7, меня отправляли в деревню к бабушке. И вот в один из таких вечеров моя бабушка вдруг начала вспоминать историю той поры, видимо ей хотелось высказаться, а рядом оказалась только маленькая 6-летняя девочка», - Елена Краснова

Красновых вывезли в Германию в 1943-м из деревни Замошье, Гдовского района. Ещё на этапировании бабушка Елены - Ксения Краснова потеряла младшего ребёнка, 4-летнего Рему. Уже в Лейпциге 12-летний Толя Краснов работал на заводе, 10-летний Ваня нянчил детей и смотрел за хозяйством в немецкой семье. Однажды Ксения от голода и нагрузок так ослабела, что её приняли за мёртвую и сбросили в групповое захоронение, но не зарыли, потому что могила была не до конца заполнена.

«Ночью бабушка от холода пришла в себя и вернулась в барак. При первой же возможности она пошла к детям, чтоб сказать, что жива, но им уже сказали, что она умерла, и дети восприняли её как приведение - они даже не верили, что это она», - Елена Краснова

Все эти подробности Елена начала узнавать у братьев и сестёр, уже будучи взрослой. И по крупицам собирала историю из первых уст, чтобы передать дальше детям и внукам. Но белых пятен в рассказах всё ещё было много. Женщине не хватало информации о местах заключения родных, о том, где держали отдельно от семьи арестованного в 1941-м деда Ивана. Помочь ей восстановить семейную историю мы попросили председателя Союза бывших малолетних узников Раису Кузину.

— Так, деревня Замошье, Добручинская волость

Сейчас, когда давно выплачены компенсации бывшим узникам, просто историей семьи люди интересуются редко, говорит Раиса Петровна. Но всё же она вспоминает пример, когда из Москвы в Псков приезжала женщина, чтобы узнать информацию о своей бабушке

«Она обратилась в ФСБ нашей Псковской области, написала заявление. Ей нашли. Через месяц дали выписку, справочку о том, что фамилия, имя и отчество - всё сходится, только была другая деревня», - Раиса Кузина, председатель Псковского областного союза бывших малолетних узников

Искать подробности о бывших узниках сейчас, - конечно, очень сложно, говорит Раиса Кузина. Начинать лучше с заявления в ФСБ. Если там данных не найдут, то нужно писать непосредственно в страны, где держали узника. Для нашей области это обычно Прибалтика и Германия. Облегчает ситуацию то, что с 2007-го года существует русифицированный сайт Международной службы розыска - германского архива, где собрана информация о жертвах фашизма. Сейчас Елена Витальевна собирается отправить запрос туда и в Федеральную Службу Безопасности. Потом - ехать в Добручинскую волость - пообщаться с теми, кто может помнить её родных.

Регина Кадырова, Иван Лопаев, Юрий Ильин, Вести-Псков

То, о чём не рассказывали. Как восстановить историю родственников узников концлагерей?

То, о чём не рассказывали. Как восстановить историю родственников узников концлагерей?

11 апреля в Пскове традиционно отметили Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Накануне телезрительница обратилась к нам с просьбой помочь восстановить историю семьи. Она уже 20 лет собирает воспоминания родных о жизни в немецкой оккупации и концлагерях. Воссоздать историю помогала Регина Кадырова.

— Вдруг подходит учительница немецкого языка к нему, говорит: «Виталий, вы в чёрном списке, если хоть кто-то на тебя пальцем укажет, тебя арестуют и казнят».

Историю семьи Елена Краснова узнавала постепенно, по кусочкам. Если её отец был партизаном и о своём военном прошлом хоть и с грустью, но вспоминал. То его родители и братья о своём заключении в концлагерях предпочитали молчать. Ведь сразу после освобождения оказалось: насильно работать на немцев - то же самое, что предать Советский Союз.

«Когда мне было 6 лет, практически 7, меня отправляли в деревню к бабушке. И вот в один из таких вечеров моя бабушка вдруг начала вспоминать историю той поры, видимо ей хотелось высказаться, а рядом оказалась только маленькая 6-летняя девочка», - Елена Краснова

Красновых вывезли в Германию в 1943-м из деревни Замошье, Гдовского района. Ещё на этапировании бабушка Елены - Ксения Краснова потеряла младшего ребёнка, 4-летнего Рему. Уже в Лейпциге 12-летний Толя Краснов работал на заводе, 10-летний Ваня нянчил детей и смотрел за хозяйством в немецкой семье. Однажды Ксения от голода и нагрузок так ослабела, что её приняли за мёртвую и сбросили в групповое захоронение, но не зарыли, потому что могила была не до конца заполнена.

«Ночью бабушка от холода пришла в себя и вернулась в барак. При первой же возможности она пошла к детям, чтоб сказать, что жива, но им уже сказали, что она умерла, и дети восприняли её как приведение - они даже не верили, что это она», - Елена Краснова

Все эти подробности Елена начала узнавать у братьев и сестёр, уже будучи взрослой. И по крупицам собирала историю из первых уст, чтобы передать дальше детям и внукам. Но белых пятен в рассказах всё ещё было много. Женщине не хватало информации о местах заключения родных, о том, где держали отдельно от семьи арестованного в 1941-м деда Ивана. Помочь ей восстановить семейную историю мы попросили председателя Союза бывших малолетних узников Раису Кузину.

— Так, деревня Замошье, Добручинская волость

Сейчас, когда давно выплачены компенсации бывшим узникам, просто историей семьи люди интересуются редко, говорит Раиса Петровна. Но всё же она вспоминает пример, когда из Москвы в Псков приезжала женщина, чтобы узнать информацию о своей бабушке

«Она обратилась в ФСБ нашей Псковской области, написала заявление. Ей нашли. Через месяц дали выписку, справочку о том, что фамилия, имя и отчество - всё сходится, только была другая деревня», - Раиса Кузина, председатель Псковского областного союза бывших малолетних узников

Искать подробности о бывших узниках сейчас, - конечно, очень сложно, говорит Раиса Кузина. Начинать лучше с заявления в ФСБ. Если там данных не найдут, то нужно писать непосредственно в страны, где держали узника. Для нашей области это обычно Прибалтика и Германия. Облегчает ситуацию то, что с 2007-го года существует русифицированный сайт Международной службы розыска - германского архива, где собрана информация о жертвах фашизма. Сейчас Елена Витальевна собирается отправить запрос туда и в Федеральную Службу Безопасности. Потом - ехать в Добручинскую волость - пообщаться с теми, кто может помнить её родных.

Регина Кадырова, Иван Лопаев, Юрий Ильин, Вести-Псков

Поделиться