Клара Дыкленко, диктор телевидения, режиссер

Герой нашей рубрики «Главные кадры» легендарный диктор псковского телевидения Клара Дыкленко. Молодая актриса Петрозаводского драмтеатра пришла на студию в далёком шестьдесят пятом и проработала здесь сорок четыре года.

Клара Дыкленко: «Я вначале сильно волновалась, но природная память и обаяние помогло мне на первых парах. Но вначале я просто учила тексты. Они были не разговорные, а дубовые. Телевидение заразило меня, оно поразило меня. Я уже сейчас удивляюсь нашему энтузиазму, ведь мы всё делали. Когда здесь, в студии было 20 человек, за столом по восемь, двенадцать человек, и я всех их должна была назвать по именам и отчествам, и знать, что этот - председатель колхоза, а этот - директор совхоза. Но это были дикторские трудности. У нас никакой подсказки не было. У нас не было ни визажиста, ни человека, который бы отвечал за наш внешний вид. Мы всё делали сами. Я сама делала себе причёску, сама делала себе лицо телевизионное, и все передачи у нас были живыми. Они все шли в прямом эфире. Это тоже было трудно. Мне интересно всё. Мне интересны политические баталии, которые происходят на всех каналах. Мне интересно наше международное положение. Мне интересны передачи нашего псковского телевидения. Я всегда сопереживаю, я хочу всегда что-то подсказать, где-то что-то помочь немножко. И потом, я как те люди, которые: «стакан на половину пуст или наполовину полон». Я стакан, который наполовину полон. Я просто оптимист! У меня пятеро внуков и у меня есть во имя чего жить».

Клара Дыкленко, диктор телевидения, режиссер

Клара Дыкленко, диктор телевидения, режиссер

Герой нашей рубрики «Главные кадры» легендарный диктор псковского телевидения Клара Дыкленко. Молодая актриса Петрозаводского драмтеатра пришла на студию в далёком шестьдесят пятом и проработала здесь сорок четыре года.

Клара Дыкленко: «Я вначале сильно волновалась, но природная память и обаяние помогло мне на первых парах. Но вначале я просто учила тексты. Они были не разговорные, а дубовые. Телевидение заразило меня, оно поразило меня. Я уже сейчас удивляюсь нашему энтузиазму, ведь мы всё делали. Когда здесь, в студии было 20 человек, за столом по восемь, двенадцать человек, и я всех их должна была назвать по именам и отчествам, и знать, что этот - председатель колхоза, а этот - директор совхоза. Но это были дикторские трудности. У нас никакой подсказки не было. У нас не было ни визажиста, ни человека, который бы отвечал за наш внешний вид. Мы всё делали сами. Я сама делала себе причёску, сама делала себе лицо телевизионное, и все передачи у нас были живыми. Они все шли в прямом эфире. Это тоже было трудно. Мне интересно всё. Мне интересны политические баталии, которые происходят на всех каналах. Мне интересно наше международное положение. Мне интересны передачи нашего псковского телевидения. Я всегда сопереживаю, я хочу всегда что-то подсказать, где-то что-то помочь немножко. И потом, я как те люди, которые: «стакан на половину пуст или наполовину полон». Я стакан, который наполовину полон. Я просто оптимист! У меня пятеро внуков и у меня есть во имя чего жить».

Поделиться