Как жили в лесу и голодали во время оккупации вспоминает Любовь Мухина из Опочки

Перенёсшие ужасы войны дети, дожившие до наших дней, продолжают делиться своими воспоминаниями в нашей тематической рубрике. Её героиня сегодня - Любовь Мухина из Опочки.

«Говорили люди нам взрослые, что такое война, все объяснили. И сколько продлится, ничего сказали неизвестно. Отец купил угощения, и мы его проводили. Нас трое детей: брат старший 22 года, потом с 39, а я с 36. Проводили отца, стали жить. Мама работала, мы что могли делали. Тоже хотя и возраст небольшой, помогали, а потом мы еще во время войны строились. Все ждали вестей, раньше и радио ничего не было, но люди все знали, какие страны там за Россию, как что, за Советский Союз я имею виду. Конечно, очень страшно было. У нас 4 км, село Богородецкое, был штаб немецкий, полицаи и немцы. А немцы, сейчас расскажу, это вообще страх какой-то ... они значит немцы, любили мясо голубей, они приезжали специально с собаками овчарками. И мы очень овчарок боялись. И они стреляли голубей и кушали мясо голубей. Мы три дома прямо к лесу жили. И партизаны часто к нам наведывались. И значит кто-то из нас из детей на чердак, и смотрели, как идут партизаны из лесу, выходят. У нас не далеко жила женщина, а у нее брат родной был полицай. И она сообщила туда. И вдруг мы слышим стук такой, лошади значит, они такие сильные, крупные, земля дрожит. И мать сразу нас в подвал поместила, а немцы стали стрелять и в стены дома, но партизаны успели уйти в лес. Мать они хотели расстрелять, к виску пистолет, но все обошлось хорошо, не наказали. Нам еды не хватало, мы еле выживали. Но у нас 50 соток огород был. Мы все выращивали, трудились, по лесам ходили. Я с семи лет в болото ходила, за клюквой. Раньше белых грибов было много, груздей, мы набирали с братом, что нам было не принести. С младшим мы в основном ходили, потому что старший работал в колхозе наравне с матерью. Мужчин не было, женщины таскали плуг, пахали поля. А мы все по лесам с братом ходили вдвоем. И болото знали и лес хорошо изучали. Женщины собирались вечерами, думали о войне, сколько она продлится, переживали. Но самое главное работали, работали. Весь скот забирали то немцы, то партизаны, что не успели немцы взять. Так что мать была хитрая. Как теленочка мы спасли? Около дома навес, бревна. И туда теленочка спрятали. Партизаны смотрят из леса, а немцы все забирают. А теленка не заметили. Мы потом траву собирали, чтобы не видно было. И так война кончилась, и у нас телочка так и была», - Любовь Мухина.

Как жили в лесу и голодали во время оккупации вспоминает Любовь Мухина из Опочки

Как жили в лесу и голодали во время оккупации вспоминает Любовь Мухина из Опочки

Перенёсшие ужасы войны дети, дожившие до наших дней, продолжают делиться своими воспоминаниями в нашей тематической рубрике. Её героиня сегодня - Любовь Мухина из Опочки.

«Говорили люди нам взрослые, что такое война, все объяснили. И сколько продлится, ничего сказали неизвестно. Отец купил угощения, и мы его проводили. Нас трое детей: брат старший 22 года, потом с 39, а я с 36. Проводили отца, стали жить. Мама работала, мы что могли делали. Тоже хотя и возраст небольшой, помогали, а потом мы еще во время войны строились. Все ждали вестей, раньше и радио ничего не было, но люди все знали, какие страны там за Россию, как что, за Советский Союз я имею виду. Конечно, очень страшно было. У нас 4 км, село Богородецкое, был штаб немецкий, полицаи и немцы. А немцы, сейчас расскажу, это вообще страх какой-то ... они значит немцы, любили мясо голубей, они приезжали специально с собаками овчарками. И мы очень овчарок боялись. И они стреляли голубей и кушали мясо голубей. Мы три дома прямо к лесу жили. И партизаны часто к нам наведывались. И значит кто-то из нас из детей на чердак, и смотрели, как идут партизаны из лесу, выходят. У нас не далеко жила женщина, а у нее брат родной был полицай. И она сообщила туда. И вдруг мы слышим стук такой, лошади значит, они такие сильные, крупные, земля дрожит. И мать сразу нас в подвал поместила, а немцы стали стрелять и в стены дома, но партизаны успели уйти в лес. Мать они хотели расстрелять, к виску пистолет, но все обошлось хорошо, не наказали. Нам еды не хватало, мы еле выживали. Но у нас 50 соток огород был. Мы все выращивали, трудились, по лесам ходили. Я с семи лет в болото ходила, за клюквой. Раньше белых грибов было много, груздей, мы набирали с братом, что нам было не принести. С младшим мы в основном ходили, потому что старший работал в колхозе наравне с матерью. Мужчин не было, женщины таскали плуг, пахали поля. А мы все по лесам с братом ходили вдвоем. И болото знали и лес хорошо изучали. Женщины собирались вечерами, думали о войне, сколько она продлится, переживали. Но самое главное работали, работали. Весь скот забирали то немцы, то партизаны, что не успели немцы взять. Так что мать была хитрая. Как теленочка мы спасли? Около дома навес, бревна. И туда теленочка спрятали. Партизаны смотрят из леса, а немцы все забирают. А теленка не заметили. Мы потом траву собирали, чтобы не видно было. И так война кончилась, и у нас телочка так и была», - Любовь Мухина.

Поделиться

Материалы по этой теме